August 28th, 2019

БОЛЬШОЙ КОСМИЧЕСКИЙ ОБМАН США ЧАСТЬ 1. ГЛАВА 1.

Американские кинодокументалисты показали в этот раз процесс старта ракеты в момент образования инверсионного следа на высоте приблизительно 30—40 км, так и окончание образования указанного следа. После этого обычно следует очень заметное для наблюдателей на Земле большое расширение в объеме факела из сопла двигателей ракет. Такое явление наблюдается в разряженной атмосфере. Если расширение такого факела присутствует, значит все нормально, ракета летит в стратосфере и выше. Но если этого признака нет, это означает, что ракета летит на высоте менее 40—50 км и находится ниже, чем должна была быть. Кадры американской кинохроники наглядно показали, что расширение факела раскаленных газов из сопла не наблюдается. Такое необычное явление наблюдатели с земли с помощью обычной телекамеры, без использования мощной оптики должны были увидеть.
При большем приближении, при рассмотрении момента прекращения образования инверсионного следа наблюдается отсутствие резкого расширения факела. Сам факел наблюдается относительно хорошо.
Наглядно это демонстрируют 6 последовательных кадров из фильма НАСА и кадр с большим увеличением, показывающий момент завершения образования инверсионного следа.

Расширение факела раскаленного газа хорошо наблюдается при старте ракет «Союз». Расширение факела наблюдалось после прекращения образования инверсионного следа при старте ракет «Сатурн-5».

Фильм НАСА можно посмотреть по этой ссылке[32]
Фотографии капсулы из музея демонстрируют со всех сторон отсутствие на нижней части капсулы рядом с тепловым экраном, хоть каких-то следов аэродинамического нагрева. Резиновая или брезентовая «гармошка», «подушка безопасности не повреждена и не сгорела. Несмотря на длительно пребывания капсулы в воде надпись белой краской» сохранилась хорошо. Это можно считать еще одним «чудом» НАСА, учитывая температуру теплового экрана и нижних боковых частей поверхности, с которыми эта «гармошка» соприкасалась.
При полете вверх, когда температура на боковой поверхности такого аппарата должна была достигать 1000°С и больше, эта надпись даже не потемнела и не покрылась копотью.
Перед тем как капсула утонула, фотографы НАСА показал нам неповрежденную ярко белую надпись на поверхности, утонувшей капсулы. На фотографиях НАСА это можно хорошо видеть при демонстрации приводнения:

Эта надпись выполнена обычной краской, нанесенной без соблюдения простых и известных условий нанесения краски на металлическую поверхность. Надпись белой краской была нанесена на поверхность с помощью трафарета. Поверхность не обезжиривалась растворителем, конструкция не помещалась в сушильную краску после нанесения надписи. Качество покраски было кустарным.
Такой вывод можно сделать при ближайшем рассмотрении подписи. Уже на подготовительном этапе краска на подписи начинала частично отслаиваться от поверхности
Аналогичные надписи на капсулы «Меркурий», после суборбитальных «полетов», наносила сотрудница НАСА, художница штаб-квартиры НАСА Сесилия Бибби , о которой будет рассказано чуть позднее.

Чтобы понять невозможность сохранения белых надписей на поверхности реального космического аппарата, пусть даже движущегося по суборбитальной траектории, невозможность применения в такой конструкции винтиков и болтов, для ее сборки, необходимо знать элементарные, базовые сведения о полете с гиперзвуковыми скоростями в плотных слоях атмосферы. А именно такое условие должно было присутствовать при «полетах» Шепарда и Гриссома.
Основы теории о гиперзвуковых скоростях и гиперзвуковом потоке неопровержимо доказывают невозможность сохранения обычной краски на боковых поверхностях капсулы и применения винтиков и болтов для сборки такого летательного аппарата:
«Гиперзвуковой поток может характеризоваться определенными физическими явлениями, которые уже не могут быть проигнорированы при рассмотрении, а именно: тонкий слой ударной волны; образование вязких ударных слоев; появление волн неустойчивости в ПС, не свойственных до- и сверхзвуковым потокам; высокотемпературный поток.
По мере увеличения скорости и соответствующих чисел Маха, плотность позади ударной волны также увеличивается, что соответствует уменьшению объема сзади от УВ благодаря сохранению массы. Поэтому, слой ударной волны, то есть объем между аппаратом и УВ становится тонким при высоких числах Маха, создавая тонкий пограничный слой вокруг аппарата.
Часть большой кинетической энергии, заключенной в воздушном потоке, при М> 3 (вязкое течение) преобразуется во внутреннюю энергию за счет вязкого взаимодействия. Увеличение внутренней энергии реализуется в росте температуры. Так как градиент давления, направленный по нормали к потоку в пределах пограничного слоя, приблизительно равен нулю, существенное увеличение температуры при больших числах Маха приводит к уменьшению плотности. Таким образом, поверхностный слой на поверхности аппарата растет и при больших числах Маха сливается с тонким слоем ударной волны вблизи носовой части, образуя вязкий ударный слой.
В важной проблеме перехода ламинарного течения в турбулентное для случая обтекания летательного аппарата ключевую роль играют волны неустойчивости, образующиеся в ПС. Рост и последующее нелинейное взаимодействие таких волн преобразует изначально ламинарный поток в турбулентное течение. На до- и сверхзвуковых скоростях ключевую роль в ламинарно-турбулентном переходе играют волны Толмина-Шлихтинга, имеющие вихревую природу.
Высокоскоростной поток в лобовой точке аппарата (точке или области торможения) вызывает нагревание газа до очень высоких температур (до нескольких тысяч градусов). Высокие температуры, в свою очередь, создают неравновесные химические свойства потока, которые заключаются в диссоциации и рекомбинации молекул газа, ионизации атомов, химическим реакциям в потоке и с поверхностью аппарата. В этих условиях могут быть существенны процессы конвекции и радиационного теплообмена»[37] [38]
Проще говоря, ударные волны, турбулентность потока, уменьшение пограничного слоя, высокие температуры не оставляют никаких шансов для болтов без шайб гроверов, для слабеньких винтиков и тонкого слоя белой краски.
Демонстрация белой, яркой надписи на капсулах США в суборбитальных полетах, после приводнения это прямая улика против фальсификации первых двух «полетов» программы НАСА «Меркурий»