January 3rd, 2020

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

После публикаций предварительных материалов Большого Космического Обмана США (БКО США) по теме фальсификации программ НАСА «Меркурий и Джемини» последовала много публикаций различных авторов, которые подхватили эту идею о том, что «полеты» «Джемини» были фикцией.
Ответы на эти публикации, не во всем выверенные и правильные, со стороны защитников НАСА последовали быстро. Наиболее систематизированным ответом американских агентов влияния является статья Дмитрия Зотьева, «Джемини» тоже не летали?» [1]
Эта публикация, напечатанная в откровенно хамском и агрессивном стиле, поразительное проявление нелепости, образцом полного непонимания сути физических явлений, часто аномального невежества. Автором этой публикации, если верить ссылкам самого автора, является Зотьев Борисович Дмитрий, доктор физ. мат. наук, профессор кафедры физики ВФ МЭИ, проживает в России, в городе Волгограде.
Автор перечислил основные признаки фальсификации, описанные скептиками, критикующими программу «Джемини». Скептики начали интересоваться этой темой под влиянием материалов БКО США и после прочтения отдельных сообщений в Интернете. Не все из этих авторов ссылались на первоисточник первых публикаций о фальсификации указанных программ НАСА. Эти скептики допустили немало ошибок и неточностей. В их публикациях, которые критикует Зотьев, нет понимания сути проблем, которые они пытались исследовать.
Одна из главных улик, отсутствие «космического туалета», АСУ, ассенизационно-санитарного устройства, в «космических» кораблях «Меркурий» и «Джемини». Эти авторы, критик публикаций скептиков Зотьев рассмотрели проблему поверхностно. Они удивились, возмущались, но не поняли главную сущность этой улики: в отравленной атмосфере запахами человеческих отходов невозможно лететь в космос, на орбиту Земли.
Это может проверить любой желающий. Необходимо, только, провести несколько часов в тесном, плохо проветренном помещении с запахами туалета. Итогом будет, как минимум, тяжелейшее состояние подопытного человека. Известны случаи летального исхода, после пребывания в системе канализации. Человек умирал после пяти часов непрерывного пребывания в канализационной системе, наполненный соответствующими запахами.
Зотьев и аналогичные защитники НАСА не понимают этой простой истины. Зотьев печатает нелепые утверждения: « Ничто не мешало откачивать отходы из промежуточной емкости в отдельный резервуар. Естественно, все это было не слишком приятно. В космос летать физически трудно даже сейчас, а первые космо/астронавты были настоящими героями!» [1]
Сложно объяснить таким «специалистам», что сероводородное отравление может уложить любого героя в могилу.
Не обошел этот особо одаренный автор и другую главную улику против программы «Джемини» и «Меркурий»: отсутствие следов аэродинамического нагрева на поверхности американских «космических» капсул.
Зотьев прекрасно осведомлен об аномальных последствиях аэродинамического нагрева, при входе в атмосферу со скоростью 7 км/сек.
«Другой „аргумент“….. Он состоит в том, что „Меркурий“ и „Джемини“ не могли возвращаться с орбиты без абляционной теплозащиты (которая была на „Востоке“). Это — еще одна фантазия, основанная на школьной физике. Действительно, при ламинарном обтекании воздушным потоком обшивка может разогреться до нескольких тысяч градусов. Именно поэтому боеголовки МБР при входе в атмосферу тормозят, чтобы не сгореть и не разрушиться, как метеориты. В зависимости от конструкции, они разворачиваются основанием конуса в направлении полета или же имеют тупой носовой обтекатель. Так создается зона сжатия перед боеголовкой, которая тормозит ее до относительно безопасных ~3 км/сек при входе в тропосферу (там она сгореть уже не успевает)». [1]
И далее автор ссылается на американские данные, которые никак не заслуживают доверия, но даже они приводят к выводу о невозможности пилотируемого полета в капсуле без абляционной защиты на боковой нижней поверхности. Вот это опровержение формулы Герберта Оберта аэродинамического нагрева:
«В докладе от компании МакДонелл-Дуглас даны пояснения по поводу использования бериллия в (разработанных ею) космических аппаратах. На стр. 610 сказано, что температура на поверхности капсулы „Меркурий“ не превышала 1 300 градусов по Фаренгейту, т.е., около 700 град. C. Хватило бы, чтобы расплавить алюминий, но для бериллия с температурой плавления 1 500 град. C и титана с его 1 700 это — компресс от простуды. Теперь понятно, почему абляционная защита не понадобилась, а капсулы „Джемини“ не выглядят сильно обгоревшими?» [1]
Задача абляционной защиты не только защиты не только сохранение самой капсулы, но и жизни и здоровья в ней живого человека и оборудования. Помещать и человека и оборудование в металлическую капсулу, температура стен, которых 700 градусов Цельсия, это самоубийство для пилота и гарантированное уничтожение оборудования и электроники. Резиновые прокладки, обеспечивающие герметичность люка и кабины, тоже будут уничтожены. Температура горения резины 200°С. Отсюда как следствие, разгерметизация космической капсулы и гибель.
Аргумент про то, что капсула, покрытая краской и с белыми надписями обычной белой краской, не будет обгорать при такой температуре 700°С не имеет никакого основания. Обычная белая масляная краска начинает весело гореть при температурах 300—500°С и выгорает за короткий промежуток времени.
Кроме того, при входе в атмосферу космического аппарата, вокруг образуется копоть, которая осаждается на капсулах любой формы. И следы копоти остаются на покрашенной поверхности аппарата после спуска, чего у американских капсул не наблюдается.
Автор пытается возразить по поводу обгорания краски, что она является огнеупорной: «Очевидно, что в вышедшем из цеха корабле металлическая поверхность была полированной или покрытой краской. Воздействие аэродинамического нагрева, пусть и не слишком сильного, все-таки ее изменило. Но бдительный луноборец спросит: „а как же надпись и флаг США на другом фото?“ На это можно ответить вопросом: вы о жаростойких красках слышали? Погуглите — сразу найдете предложение эмали, которая выдерживает 1 000 градусов Цельсия». [1]
К большому разочарованию Зотьева, эти краски не были огнеупорными, они наносились краскопультом или вручную малярами и художницей НАСА. Этот процесс нанесение обычной краски подтверждается материалами сайта НАСА, фотографиями, воспоминаниями участников программы «Джемини» и документальными свидетельствами. Нанесение белых надписей шло с нарушениями технологии окраски металлических поверхностей, без обезжиривания металла, при помощи трафарета, распылителя краски и кисточки. Поэтому краска частично осыпалась еще до начала «полета».
Жаростойкой краской была покрыта капсула «Дракон» (США), которая на боковой поверхности не имела абляционной защиты. После реального полета в космос, после реального приводнения на Землю, этот металлический объект имел ярко выраженные следы аэродинамического нагрева и на тепловом экране с прилегающими к нему поверхностями и на боковых сторонах. На капсуле хорошо были видны следы копоти и сильного обгорания полосами. Краска на стороне максимального теплового воздействия успешно сгорела. Капсула «Дракон» имеет приблизительно такую же форму, как капсулы «Джемини» и «Меркурий».
Жаростойкой краской был покрашен советский аппарат «Янтарь-2К» без абляционного покрытия. После приземления спускаемый аппарат КА «Янтарь-2К» обгорел, как в районе нижней части, так и в районе боковых верхних поверхностей. Аппарат после приземления был покрыт копотью. Форма указанного аппарата была аналогичной форме капсул «Джемини и «Меркурий».
Есть еще один очень неприятный момент для версии Зотьева об огнеупорной краске, которая сохраняется при температуре 1000 градусов Цельсия. Дело в том, что капсулы «Джемини» и «Меркурий» не имели над собой в головной части обтекателя при полете вверх, с гиперзвуковыми скоростями в плотных слоях атмосферы. Такой обтекатель является защитой для капсулы от аэродинамического нагрева.