January 10th, 2020

ГЛАВА 1. «АПОЛЛОН-1»-ОНИ НАПИСАЛИ УБИЙСТВО

Воспоминания «свидетелей» о событиях дня, когда случился «пожар»: «В тот день начались проблемы со связью, он попросил, чтобы ему разрешили самому полезть в корабль, устроиться в нижнем приборном отсеке у ног экипажа и оставаться там до возобновления предстартового отсчета, пока он лично не убедится в исправности системы.
Больше половины дня экипаж просидел в своих тяжелых герметичных скафандрах в креслах, которые не были предназначены для длительной нагрузки — они были разработаны для невесомости во время полета». [9]
«Свидетель» указывает на важный момент, что «космонавты» находились в день «пожара» в скафандрах. Этот и другие «Свидетели» участвовали в создании легенды, которую разрабатывали на уровне руководителей спецслужб США. «Свидетели» обрисовали подробности событий, которых не было в реальности, до мелочей:
«Через несколько минут предстартовый отсчет должен был возобновиться, чтобы завершить тренировочную программу, после чего экипаж должен был покинуть корабль. Но этого не произошло. В 18:31, когда еще не возобновился отсчет, специалисты, следившие за видеомонитором командного модуля, увидели резкое движение в иллюминаторе люка — тень быстро двигалась поперек экрана. Наблюдатели, привыкшие к осторожным и просчитанным движениям хорошо обученного экипажа во время обычной тренировки, уставились на экран. Остальные же, у кого не было мониторов, или кто был вне похожей на строительные леса вышке, окружавшей «Аполлон» с его 68-метровой ракетой-носителем, ничего не заметили. Моментом позже с вершины ракеты проскрипел голос: — Пожар на борту! — это вызывал по рации член экипажа, новичок Роджер Чаффи.
Находившийся на вышке специалист-механик Джеймс Гливс услышал это в своих наушниках, вскочил и побежал по направлению к Белой Комнате — так называется отсек, ведущий с верхнего уровня вышки в космический корабль. В блокгаузе специалист по связи Гэри Пропст мгновенно взглянул на левый верхний монитор, соединенный с камерой в Белой Комнате и подумал — только подумал — что он мог видеть какую-то яркую вспышку в люке.
Дик Слэйтон и Стью Руса, сидевшие за терминалом КЭПКОМа и просматривавшие полетный план, взглянули на монитор, и им показалось, что они увидели пламя вокруг швов люка корабля. На соседнем терминале помощник руководителя полетов Уильям Шик, отвечающий за ведение журнала наиболее важных событий в ходе предстартовой подготовки, немедленно посмотрел на часы и в соответствии со своими обязанностями записал: «18:31, пожар в кабине».
«Пожар в кабине!» — прокричал Эд Уайт в свою рацию — и его слова эхом разнеслись вниз по вышке. Полетный медик взглянул на свой терминал и увидел, что сердцебиение Уайта сильно подскочило. Офицеры по системам жизнеобеспечения посмотрели на свои мониторы и обнаружили, что детекторы перемещения фиксируют сильное движение внутри корабля. На вышке Гливс услышал шипение, исходящее от командного модуля — как будто Гриссом открыл кислородный вентиль, чтобы сбросить давление на корабле, а точнее — как будто кто-то пытался потушить пожар. Неподалеку специалист по системам Брюс Дэвис увидел выброс пламени сбоку корабля возле питающего кабеля, которым судно соединялось с наземными системами. Мгновением позже огонь уже танцевал вдоль самого кабеля. На своем мониторе в блокгаузе Пропст мог видеть огонь за люком. Сквозь языки пламени он также видел пару рук — должно быть принадлежавшие Уайту — тянущиеся к консоли, чтобы нащупать что-нибудь.
— Мы в огне! Вытащите нас отсюда! — кричал Чаффи, и его голос ясно звучал на единственном исправном радиоканале. Слева от экрана Пропста в люке появилась вторая пара рук, видимо Гриссома. Дональд Бэббит, директор стартовой площадки, чей стол находился всего в нескольких метрах от корабля на самом верхнем уровне вышки — восьмом — крикнул Гливсу: «Давай, вытащим их оттуда!» Так как Гливс ринулся к люку, Бэббит повернулся, чтобы взять свой аппарат связи площадка-блокгауз. В следующее мгновение из боковой части корабля произошел большой выброс дыма. А под ним из вентиляционного отверстия уже вылезали языки пламени. Гэй, руководитель испытаний, из блокгауза вызывал астронавтов четким командным тоном: «Экипаж, на выход». Нет ответа. «Экипаж, вы можете немедленно покинуть корабль?» — Выбивай люк! — крикнул Пропст, не обращаясь к кому-либо конкретно, — Почему они не выбивают люк? Из дыма на вышке кто-то прокричал: «Она сейчас взорвется!» — Очистить уровень — приказал еще кто-то. Дэвис развернулся и побежал в направлении юго-западной двери вышки. Крид Джорней, другой специалист, бросился на землю. Гливс осторожно попятился от корабля». [9]
Необходимо обратить внимание на ложь «свидетеля» «вокруг швов люка корабля». Проем люка на фотографии НАСА после «пожара» не имел следов от воздействия пламени.
При кислородном пожаре один вдох и человек теряет способность говорить и кричать
Описанная «свидетелем» ситуация показывает, что актеры были в гермошлемах, что они могли дышать и говорить. Актеру Чаффи, по версии свидетеля», не обожгло гортань в начале пожара.
Даже если бы прогорели скафандры, то «космонавты» получили бы в такой ситуации сильные ожоги и остались живыми. Опять же, из этого описания пожара «свидетелем» видно, что пострадавшие могли двигаться. Мгновенная смерть актеров НАСА в такой ситуации, за такой короткий промежуток времени, невозможна.
«Свидетель» лжет, что в капсуле произошел взрыв после крика «космонавта» о помощи, через 14 секунд: «Бэббит оставался за свои столом, намереваясь вызвать блокгауз по своему устройству связи. На земле панель контроля систем жизнеобеспечения записала давление в кабине в 29 фунтов на квадратный дюйм, то есть две атмосферы, а температура зашкаливала. В этот момент космический корабль «Аполлон-1» — флагман американской лунной программы — с треском, ревом и выбросами ужасного жара треснул по швам, как старая поношенная шляпа, повергая свои внутренности в ад. Прошло всего 14 секунд с первого крика о помощи Чаффи. За пару метров от командного модуля «Аполлона» Дональд Бэббит ощутил всю силу взрыва. Ударная волна подбросила его, а жаром обдало так, как будто кто-то открыл дверь гигантской печи. С корабля на него падали липкие расплавленные шарики, прожигая лабораторный халат до рубашки. Бумаги на его столе обуглились и скрутились. Неподалеку Гливс был отброшен назад от оранжевой аварийной двери, которую он только что приоткрыл, и которая была спроектирована так, чтобы открываться внутрь, а не наружу. Дэвис, шедший от корабля, почувствовал обжигающий ветер за спиной». [9]
Никаких следов такого взрыва в капсуле, показанной НАСА общественности не было. Панель с тумблерами, шланги, обмотка проводов должны были пострадать от взрыва, но этого не произошло.
Тела «космонавтов» при взрыве разорвало бы на отдельные части. Ничего подобного тоже не произошло и не демонстрировалось.